Как сохранить капитал и есть ли компромисс между риском и доходностью?

Инвестор Игорь Сулькис написал этот текст для тех, кому есть что терять, для людей, способных ограничить свое сегодняшнее потребление ради завтрашнего богатства. Кому важно не только заработать капитал, но и сохранить его, превратив в основу семейного благосостояния

Как сохранить капитал и есть ли компромисс между риском и доходностью?

Фото: depositphotos.com

Начнем с общеизвестной цитаты, которую ошибочно приписывают Карлу Марксу, просто процитировавшему в «Капитале» британского профсоюзного деятеля Джозефа Даннинга. «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Я не собираюсь обсуждать то, при каких именно доходностях и на какие смелости или злодейства готов капиталист. Полагаю, что профсоюзный деятель XIX века существенно преувеличил отчаянность и коварство предпринимателей. По крайней мере, я надеюсь, что современные капиталисты в своей массе не столь кровожадны.

Мне важно другое — на самом деле разные доходности связаны с разным уровнем риска, в том числе и риска свой капитал не преумножить, а потерять. И в старые времена, и сейчас капитал нелегко создать, но создав его, тут же приходилось решать новый вопрос — как этот капитал сберечь, а в идеале и прирастить.

Чем сложнее ситуация на рынках, больше волатильность, напряженнее социальная и политическая ситуация, тем актуальнее для владельцев капиталов поиск ответов на вопрос: каким способом можно сохранить личные капиталы? Огромное количество экспертов выдвигают свои версии. Не мог мимо него пройти и я. Хотя, если честно, серьезный ответ на вопрос о сохранении капитала не может быть ни кратким, что плохо, ни точным, что еще хуже.

Давайте для начала перечислим хотя бы несколько очевидных ограничений, которые надо рассматривать, обсуждая тему сохранения капитала. Я не претендую на то, что выделил все факторы. Но надеюсь, что и эти примеры дадут пищу для размышлений.

1. Размер капитала. Очевидно, что варианты и возможности, которые доступны человеку с капиталом, измеряемым сотнями миллионов долларов, кардинально отличаются от возможностей для человека с капиталом в сотни тысяч долларов. Это связано с тем, что некоторые активы, например облигации, продаются лотами, требующими для сделки достаточных средств. Плюс серьезные консультанты, очевидно, предпочитают работать только с крупным клиентом. А при наличии 100 и более млн долларов уже экономически оправданным может быть создание собственного семейного офиса, который будет целенаправленно заниматься судьбой капитала.

2. Место размещения и готовность к перемещению в будущем. В наш мобильный век это не кажется значимым, но на самом деле не все так просто, и одно дело, если средства уже давно, к примеру, где-то в Швейцарии и их происхождение не вызывает вопросов у банковских клерков со звучным названием «специалисты по комплаенсу», и совсем другое дело, если они в России, а вы захотите их переместить. То, что формально легко сделать нажатием нескольких кнопок, может оказаться далеко не простым делом из-за необходимости объяснить происхождение капитала и получить согласие на открытие новых счетов и его прием.

3. Период времени, доступный для операций со средствами. Если размещение носит скорее краткосрочный характер, чтобы пересидеть ближайший период рыночной турбулентности, то это одна история и одни инструменты, если же деньги нужно приберечь на годы, а то и десятки лет, то это совсем другой набор ограничений. Кажется, что большой срок всегда благо. Это не совсем так. У медали есть и вторая сторона — на длинном горизонте времени может оказаться, что ситуация изменилась и разработанная инвестиционная стратегия уже не актуальна и ее надо серьезно пересматривать. Ничего страшного, раз вы заработали крупную сумму денег, то и учесть изменение обстоятельств сможете. Просто помните, что когда-то принятые решения были хороши, но никто не дает гарантии, что они такими останутся через 15 лет.

4. Личная система оценки рисков владельца капитала. Риски при этом самые различные: страновые, отраслевые, валютные. В какой валюте сберегаем? В рубле? В долларе? В евро? Какова основная валюта, на которую ориентирован владелец капитала? В нашей стране это чаще всего доллар. И сохранять долларовую стоимость активов — это совершенно не то же самое, что рублевую.

5. Степень участия владельца в судьбе сберегаемого капитала. Готов ли он часто уделять внимание состоянию дел, корректировать размещения или хочет уделять минимум времени после того, как решение о размещении принято? Понятно, что надежные и не требующие частого пересмотра инвестиционные стратегии минимально доходны. Но, возможно, это-то и хорошо. Потому что лучше предприниматель будет посвящать это время своему бизнесу, зарабатывая еще больше средств для сбережений, или себе и своей семье, культурному досугу и прочим радостям. В конце концов для большинства людей капитал — это средство, а не самоцель.

5. Сейчас мы дошли до важнейшего: как владелец расшифровывает само понятие «сохранение» капитала. Для одних — это избежать риск потери существующей номинальной стоимости. Отложил детям миллион долларов — и хочу, чтобы он через 20 лет никуда не делся. Для других — прирост, который должен компенсировать инфляцию. Для третьих — размещение с доходностью, способной инфляцию обыграть. Такой вариант скорее следует назвать уже не сбережением, а зарабатыванием на активе, тем не менее эти вещи часто путают.

На мой взгляд, ужас ситуации в том, что никакие инструменты не являются универсальным решением вопроса сохранения капитала в долгосрочной перспективе. Особенно, если мы говорим о сохранении с учетом инфляции. Все инструменты дают хорошие результаты или в ограниченный промежуток времени, или с принятием целого набора рисков, которые не проговариваются вслух, но действуют по умолчанию. Тем не менее ведь надо признаться честно: мы можем сколь угодно долго говорить об идеальном решении, но на самом деле ищем просто более-менее приемлемое. Поэтому наша задача — выявить ограничения и найти набор приемлемых, а не идеальных вариантов.

Не будем спешить. Давайте рассмотрим достаточно типовую и относительно простую ситуацию: предприниматель или топ-менеджер занимается своей каждодневной деятельностью, при этом он отложил некую сумму, в рамках 50 млн долларов как резерв для себя и семьи. Этот резерв может быть размещен как минимум на несколько лет, а то и на несколько десятилетий. Учет ведется в долларах и ставится задача как минимум не терять на инфляции. Поверьте, даже при таких вводных эта задача не столь проста.

Итак, мы подошли к обсуждению конкретных инструментов. Проверим, в какой степени они на самом деле защищают своего владельца и от каких рисков.

1. Деньги (к примеру, наличные доллары) в чулане. Риск инфляции некомпенсируем. Риск банального ограбления или пожара — тоже. Можно ли пользоваться таким инструментом? Как основным и на сколько-нибудь значительную сумму, думаю, нет. Нам всем известны примеры квартир, где хранились горы налички. Я сейчас не обсуждаю этичность возникновения этих сумм, просто отмечу, что квартира открылась, и средства были вывезены.

2. Деньги в банковской ячейке. Похоже на предыдущую возможность. И риски почти те же самые. Наверное, несколько уменьшается риск воровства и стихийного бедствия, но история знает примеры, когда люди находили пустые ячейки. Поэтому можно, но осторожно, и явно не как основной механизм.

3. Деньги на счетах в банках. Если это депозит, то его доходность ниже инфляции. Более того, банки вводят всевозможные комиссии, еще сильнее снижающие доходность размещения средств. Понятно, что риск клиента не сводится только к риску обесценивания средств на счетах. Вы автоматически принимаете риск неплатежеспособности банка. Если принимать российский страновой риск, то надежно (но не доходно) можно разместиться в крупнейших банках, которым в случае чего поможет государство. Если риск России для владельца капитала неприемлем, существуют надежные юрисдикции и финансовые институты, где можно открыть счет и перевести свои средства из российского банка. По крайней мере пока ограничений на движение денег физических лиц с российского счета на зарубежный нет. Просто надо быть готовым к необходимости задекларировать этот счет российской налоговой инспекции и подавать по нему ежегодную отчетность. Как бы ни хотелось быть оригинальным, но банальное размещение средств в надежном банке остается достаточно массовым и оправданным способом сбережения как минимум части капитала. Еще раз: от инфляционных потерь не спасет, но основную часть сбережений позволит сохранить.

4. Недвижимость. Благодатная тема, в ней целый набор отдельных направлений и возможностей. Покупка жилой, гостиничной, торговой или офисной недвижимости у себя и за границей. Недвижимость — это один из самых традиционных и емких по масштабу привлекаемых средств инструментов. В том или ином виде недвижимость (как личная, так и сдаваемая в аренду) присутствует в большинстве портфелей состоятельных людей, занимая там, по разным оценкам, от 10% до 20%. То есть хороший инструмент. И тоже неидеальный. В больших временных интервалах недвижимость всегда проигрывает инфляции. Что не исключает благоприятных моментов, когда она может за несколько лет кратно вырасти в цене. Но потом она может долгое время стагнировать или дешеветь.

Плюс колебания курсов валют. К примеру, вы купили квартиру в Лондоне, она в зоне фунта, а тот, в свою очередь, вполне может подешеветь относительно доллара, так что ваше вложение в пересчете на доллар способно потерять процентов 10, а то и 20. А параллельно ведь еще и цена в фунтах может припасть. Те же 10%, а то и 20% вниз. Если эти две фазы наложатся друг на друга, квартирка легко подешевеет на треть, а то и более. Это фантастический сценарий? Нет, вполне возможный. Если владеть долго, то такого сорта колебания могут усредниться. Но вот что точно не исчезнет, это налогообложение, поиск арендаторов и связанные с этим затраты, амортизация объекта и необходимость ремонтных отчислений. Можно себе представить выдуманный мир, где все эти финансовые и организационные затраты равны нулю или столь незначительны, что их можно не принимать во внимание, но в реальном мире учитывать это и многое другое необходимо. И тогда становится понятно, что у этого инструмента не только преимущества.

Вы можете повысить эффективность и снять с себя головную боль заботы об активе, передав его в управление соответствующей компании, но она никогда не будет это делать из любви к искусству, а заберет долю в выручке (или прибыли, или и в том и в другом), при этом вы вынуждены будете принять на себя риск качества менеджмента этой компании, ее добросовестности и компетентности. И чем более качественную компанию вы наймете, тем более придирчиво она будет относиться к выбору объекта и скорее всего тем больше с вас за управление им возьмет. Но это ничуть не означает, что не надо пользоваться управляющими компаниями. Это означает, что надо системно представлять последствия такого сорта размещения средств.

К примеру, управление гостиницей — очень специфичный бизнес и использование хорошего бренда и качественной управляющей компании заметно облегчит жизнь инвестору по сравнению с необходимостью создавать собственный бренд и свою компанию. Управление офисным или торговым центром, на мой взгляд, несколько более простая задача, но и здесь участие специализированной компании будет большим плюсом. В ином случае, пытаясь экономить на привлечении управляющих, вы рискуете вместо того, чтобы заниматься своим основным и прибыльным бизнесом, превратиться в управляющего недвижимостью — входит ли это в ваши планы? К тому же за счет качественного управления компания может заработать вам дополнительные деньги, которые вполне покроют ее гонорар. У меня нет цели детально рассматривать плюсы и минусы инвестиций в недвижимость всех сортов и видов, просто хочу отметить, что эту инвестицию неизбежно сопровождают дополнительные расходы и риски, которые как минимум надо понимать и принимать во внимание.

5. Золото и иные драгоценные металлы. Условия хранения и риски, с этим связанные, не рассматриваю, так как они не отличаются от ранее обсужденного для наличных денег. То, что вы зарыли в огороде бабушки, могут выкопать иные люди, то, что размещено в банковской ячейке, могут достать вовсе не уполномоченные вами лица.

Можно воспользоваться так называемыми металлическими счетами, когда сумма на счете «привязана» к цене золота, но это уже совсем другой инструмент, больше похожий на смесь депозита и ценной бумаги. Об этом поговорим позже. А пока давайте обратим внимание на то, что золоту как инструменту сбережения свойственна огромная волатильность. К примеру, на горизонте 20 лет цена унции золота росла от 300 долларов до 1900, потом падала до 1100 и снова росла до 2000. Как вам такая надежность? Конечно, если вы купили вы точно не занимаетесь сохранением сбережений, вы занимаетесь отчаянными спекуляциями. А они могут быть как успешными, так и глубоко провальными. Кстати, с какой вероятностью мы оценим то, что золото в ближайшие два-три года поднимется до 3000 долларов за унцию или опустится до 1000? В общем, если оставаться на позициях консервативного владельца, которого может прихватить инфаркт, если он увидит, что цена сберегаемого упала в пару раз, то золото — это точно не тот инструмент, в котором может находиться сколько-нибудь значительная часть вашего капитала. Что не отменяет, конечно, размещения в нем некоторой части резервов, особенно с учетом того, что это можно делать в банковских хранилищах стабильных стран.

6. Ценные бумаги. Речь прежде всего идет об акциях и облигациях. Наверное, в современном мире один из лучших и традиционных инструментов. В той или иной пропорции ценные бумаги входят в портфели массы состоятельных людей. В зависимости от культурно-страновых отличий пропорции акций и облигаций сильно разнятся. В странах англосаксонского мира (таких как США и Великобритания) роль публичных рынков капитала очень велика по сравнению с континентальной Европой (той же Германией или Францией), поэтому состоятельные англосаксы относительно большую долю богатств размещают в акциях. Но мы же не только про похвалить, мы же и про риски. И здесь много аналогий с ситуацией в недвижимости, с той разницей, что при желании продать объект недвижимости вы можете потратить месяцы на поиск покупателя, а торгуемые на бирже акции и облигации вы продадите достаточно быстро. Эту возможность ликвидности нельзя недооценивать. Далеко не всегда у людей есть время для спокойной и неторопливой продажи своей собственности, временами ее надо продать едва ли не мгновенно, и тогда материальный актив типа красивого дома на Лазурном берегу может оказаться крайне неудачным вложением средств.

Если вернуться к инструментам фондового рынка, понятно, что при правильном подборе облигации менее волатильны, но и менее доходны по сравнению с акциями. Но даже облигации самых хороших компаний могут потерять в цене в момент рыночной паники или при пересмотре ставки рефинансирования ЦБ. Мы здесь отдельно не рассматриваем риск эмитента, по умолчанию предполагаем, что вы не купили облигации компании «Рога и копыта», поэтому они безукоризненно обслуживаются и, если в какой-то момент теряют свою рыночную стоимость, то вы получаете все сполна, дождавшись момента погашения облигаций самим эмитентом. Ждать, возможно, придется лет десять или двадцать, но куда нам торопиться, ведь мы говорим о сбережении семейного капитала.

Понятно, что чудес не бывает, и купить облигации надежного заемщика хотите не только вы. Как следствие конкуренции покупателей доходность этих облигаций не будет сногсшибательной, но чего-то близкого к компенсации инфляции, наверное, добиться можно. Отдельный вопрос — как вы узнаете, облигации какого именно эмитента надо купить, и проведете сделку. Боюсь, что нашему состоятельному герою придется либо самому стать специалистом в фондовом рынке, а это противоречит условиям нашей задачи, предполагающей, что герой полноценно занимается своим делом и не может тратить много времени на управление состоянием, либо придется прибегнуть к услугам инвестиционных советников и управляющих. С грустью приходится признать, что все эти добрые люди работают не просто так, а забирая часть доходности своего клиента. Особенно печально, что при достаточно низкой доходности облигаций на оплату услуг управляющих может уйти значительная часть дохода. И при этом мы ведь не можем исключить ни ошибок при формировании портфеля ценных бумаг, ни откровенного мошенничества. А тогда речь пойдет уже не столько о снижении доходов, сколько о потере самого капитала.

Где-то мы это уже наблюдали… Да, нечто похожее было при рассмотрении рисков владения и управления объектами недвижимости. С той лишь разницей, что исчезновение здания менее вероятно, чем большая потеря стоимости ценной бумаги. Я не хочу преувеличивать риск мошенничества или грубых ошибок, но исключать его нельзя. Более того, громкие судебные процессы по отношению к сотрудникам именитых финансовых институтов подтверждают нам, что проблема есть и надо быть аккуратным. Но даже не учитывая этот риск, мы неизбежно остаемся один на один с рисками экономических циклов, изменения ставок центральными банками, изменением конъюнктуры на отдельные товары (когда никому не нужными становятся еще вчера великие фирмы — пример Nokia с ее когда-то знаменитыми телефонами).

Обратим внимание на акции. Мы рассчитываем на дивидендный поток и рост рыночной стоимости. Правда в том, что стратегия компаний меняется, и все меньшее число из них славится стабильными и значительными дивидендами. Компании стараются оставить прибыль у себя, направив ее на расширение и поглощения. Надо отдать должное, что большая часть поглощений не заканчивается ничем хорошим и скорее уничтожает акционерную стоимость, а не создает новую. В выигрыше менеджмент компании, получающий свои бонусы за проведенные сделки, а не ее инвесторы.

Рост рыночной стоимости тоже не может быть бесконечным. В современном мире на него больше влияет количество ликвидности, запущенной в рынок американской федеральной резервной системой и европейским центральным банком, чем рост спроса конечных потребителей. И можно себе представить довольно грустную картину, которая может произойти, когда рано или поздно начнется увеличение ставок рефинансирования. Может ли планета оказаться в некой новой монетарной реальности, когда ставки будут маленькими (или нулевыми, или вообще отрицательными) десятилетиями? Что в нашем случае практически означает «вечно». Я не готов ответить на этот вопрос, он существенно выходит за пределы нашего разговора, и его надо вести скорее не со мной, а с писателями-фантастами от экономики, футурологами и гадалками. Я же просто отмечу, что мы на самом деле уже находимся в состоянии, когда старые, работавшие как минимум десятилетия методы расчета справедливой стоимости акций, стратегии корпораций не то чтобы дают сбой, а просто живут в мире, который очень комфортен, но может закончиться в любой момент просто потому что изменятся правила игры финансовых регуляторов. Насколько это вероятно? Какие ставки отражают усредненную экономическую картину будущих десятилетий? Кто готов ответить на эти вопросы, а главное, в какой степени мы готовы верить этим ответам, как бы уверенно они ни звучали?

Я не считаю себя специалистом по макроэкономике, поэтому хочу просто подчеркнуть, что мы имеем сложности с оценками компаний, мы видим очень высокие оценки нескольких американских технологических лидеров, таких как Amazon, Google, Apple, Facebook и, боюсь, не имеем сколько-нибудь серьезных оснований думать, что эти оценки удержатся и уж тем более продолжат рост. А ведь эти акции стали драйвером роста американских индексов, отражающих суммарную капитализацию крупнейших компаний страны, их провал приведет к снижению стоимости индексных фондов. Классический индексный фонд осуществляет покупку всех доступных для инвестирования активов (в нашем случае — торгуемых акций) в долях пропорциональных их рыночной капитализации. Это сейчас один из очень удобных и крайне популярных инструментов инвестиций, когда вы не мучаетесь с выбором конкретных компаний, не пытаетесь разобраться в деталях их бизнеса. Вы просто делаете ставку на экономику ведущей мировой державы. А если на самом деле индекс и его рост завязан на активность пяти компаний из одного сектора? Тогда приходится сильно задуматься, настолько ли мал этот риск и готовы ли вы к нему.

Тем не менее инвестор имеет возможность как лично упражняться в формировании портфеля ценных бумаг, так и прибегнуть к услугам специализированных компаний, которые помогут сформировать портфель, задействуют не только старые добрые акции и облигации, но и более сложные производные инструменты типа фьючерсов и опционов. Я не буду даже пытаться напрягать вас обсуждением всего многообразия этого инструментария, так как сам не являюсь специалистом в этой сфере. Добавлю только, что даже без риска мошенничества со стороны эмитентов и управляющих остается обычный предпринимательский риск, но хуже того, остается никем толком не просчитываемый риск регулирования финансовых рынков и монетарной политики. И не учитывать этот риск при принятии решения о сохранении капитала глупо.

Тема инструментов сохранения капитала неисчерпаема, и мы от ценных бумаг переходим к другим способам, их рискам и возможностям. Мы двигаемся в сторону все менее стандартных решений. Надо честно признать, что основная масса средств сберегается в виде портфеля активов, состоящего из денег, ценных бумаг и недвижимости. Но это не исключает и других вариантов. Просто если они не получили широкого распространения, то поверьте — это не случайно. Это означает, что либо требуются очень специальные знания для использования этих инструментов, либо их рынок достаточно мал, поэтому многие инвесторы просто не могут реализовать свои капиталы через эти рыночные ниши. Давайте пройдемся по примерам, обсудив некоторые из них подробнее.

7. Предметы искусства. Да, если ваш пращур прикупил когда-то по дешевке (или не очень) картину Рафаэля или Сезана, скульптуру Родена или рисунок да Винчи, то вам точно повезло. Такие авторы нечасто попадают на рынок, и за них дают огромные деньги. В каком-то смысле это не только следствие редкости товара, но и прямое следствие огромной эмиссии, проведенной центральными банками за последние десятилетия, что вызвало рост на сырьевых и финансовых рынках и безумное обогащение бенефициаров этих компаний. Собственно, если посмотреть на то, кто так дорого покупал произведения искусства на аукционах, то мы увидим или владельцев нефтяных компаний из стран Персидского залива, или их коллег по сырьевому сектору из других стран. Что ждет этот рынок в случае сворачивания эмиссии или просто отставания роста стоимости сырья от инфляции в продукции следующих переделов? Хорошо, если все ограничится снижением скорости роста цен, а ведь цена может и упасть, причем значительно. Тут и вопрос ликвидности сработает.

Рынок произведений искусства полон качественных подделок, и зачастую ошибаются даже признанные эксперты. А временами они становятся прямыми соучастниками такого сорта афер. Рынок-то хорош, и активы в цене растут, но вот что окажется в ваших руках, сколько это будет стоить и какие компетенции вам нужно приобрести, чтобы не быть тем самым простаком, за чей счет сумеют поживиться все остальные участники сделки? Готовы ли вы к тому, что сколько-нибудь существенная часть ваших резервов будет связана с этими рисками? При прочих же равных условиях, если у вас получится дешево приобрести работу великого мастера, то я вам искренне завидую, так как кроме финансовых выгод вы получите еще и эстетические. Но постарайтесь убедиться, что место, где находится шедевр, достойно охраняется и имеет климатическое оборудование, предназначенное для произведений искусства.

Отдельно можно рассмотреть предметы современного искусства, с ними отчасти проще, и обычно оно гораздо дешевле, плюс авторы могут подтвердить подлинность работ. Работы современников не просто дешевле, у них и большой потенциал роста стоимости. Больший, чем у классических старых мастеров. Но тут можно сильно не угадать с дальнейшей судьбой художника и ценообразованием на его работы. Волатильность напоминает фондовый рынок, период роста может смениться неожиданным и существенным снижением цен. Здесь очень важна собственная экспертиза и поддержка профессиональных кураторов и галеристов. Наверное, приобретение предметов искусства как инструмент для сохранения капиталов довольно сложный метод, зато он эстетичен и точно развивает инвестора и его близких, что ценно само по себе.

8. Драгоценные камни. Кроме радости обладания они представляют и инвестиционную ценность. Но очень выборочно. Чтобы камень был по-настоящему дорог, он должен обладать или историей, или прекрасной чистотой и качеством огранки плюс достаточно большим размером. Большая часть того, что продается, имеет весьма небольшую ценность, даже если вес выходит на уровень 5 карат. При этом цены далеко не стабильны, были значительные провалы, всегда возникают сомнения в происхождении и надежности сертификации. Все лучше развивается отрасль производства искусственных алмазов. И если по своим характеристикам твердости они давно не отличались от натуральных камней и вполне успешно работали в промышленности, теперь они приближаются и по эстетическим параметрам, а как всякое поточное производство стоят относительно дешево. Хотите ли вы оказаться в ситуации, когда рынок наводнят очень качественные и как минимум в пару раз более дешевые аналоги ваших прекрасных бриллиантов?

9. От бриллиантов перейдем к обсуждению новых инструментов. Не будем глубоко разбираться, просто отметим, что существуют весьма неплохие рынки дорогого алкоголя (и здесь вину, которое объективно живой продукт и может испортиться, видимо, лучше предпочесть эксклюзивные продукты перегонки типа виски). Есть рынки раритетных машин и изделий типа сумок Birkin. Они на самом деле опережают инфляцию, более-менее ликвидны, их не так сложно хранить. Но это довольно небольшие рынки, строить на них и только на них инвестиционную стратегию довольно рискованно. В целом же, если вам так нравятся эти прекрасные товары, можно пробовать купить акции компаний-производителей, часть из них публичные компании и их акции есть в продаже.

Наверное, мы можем выискивать все более странные инвестиционные возможности типа раритетных книг, редких марок или игрушечных солдатиков. Но это все меньшие рынки, все большие требования к экспертизе инвестора, все меньшая ликвидность. И по-прежнему, риски, риски, риски.

Есть ли волшебные инструменты, позволяющие решить вопрос сохранения и приращения капитала в долгосрочной перспективе и с минимальным участием инвестора? Кроме откровенно криминальных рисков мошенничества и прямого подлога, есть целый набор неустранимых издержек, связанных с самим выбором и приобретением активов, их хранением, продажей, необходимостью заплатить тем или иным способом за получение собственной экспертизы или за покупку чужой. Плюс цены на активы в нашем глобальном мире определяются сложными перетоками ликвидности, и решения людей в высоких кабинетах на другом континенте способны значительно повлиять на стоимость ваших активов.

К счастью, все это совершенно не означает беспочвенность идеи поиска наилучшего решения по сохранению капитала. Просто идея будет иметь свои понятные вам ограничения и соответствовать именно вашему взгляду на будущее семьи, трендам в развитии экономики и вашей персональной оценке приемлемых рисков, которые вы будете регулярно пересматривать. Ибо в конце концов нет ничего более вероятного, чем изменения, которые рано или поздно произойдут со всеми.

Источник: bfm.ru