Дмитрий Рогозин, Игорь Сечин: Кто справился бы с должностью президента лучше Дудя. Мнение Аграновского

Фото: Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Возможно ли повторение белорусских событий и попытка государственного переворота в России в 2024 году, что может этому способствовать, а что помешать. Что было с Навальным и кому было выгодно вывести его из игры. А также кто будет после Путина и какая партия сможет потеснить «Единую Россию». Все эти вопросы повисли в воздухе и не имеют четкого ответа.

Адвокат и публицист Дмитрий Аграновский рассуждает о будущем и настоящем России.

Кто сможет стать президентом России

«СП»: — Недавно журналист Алексей Пивоваров в интервью телеканалу «Дождь» озвучил мнение, что Юрий Дудь мог бы стать президентом РФ. Вы согласны с ним?

— Я не большой специалист по Юрию Дудю, не смотрел ни одной его передаче, но внешне он производит впечатление Полиграфа Полиграфовича Шарикова. И когда он начинает говорить, это впечатление усиливается. Не дай бог такие люди пролезут в президенты и вообще получат власть.

Если говорить еще шире, о либералах, то я не жил в сталинское время, к которому они любят апеллировать, но по рассказам бабушек и дедушек тогда все было очень здорово, гораздо лучше, чем сейчас. А то, что происходило сейчас благодаря либералам, я видел собственными глазами.

У меня либералы устойчиво ассоциируются с октябрем 1993 года, с бомбардировками Югославии, с событиями в Одессе, из самого последнего — с попытками государственного переворота в Минске. Пока до кровопролития там не дошло, но я думаю, они будут обострять ситуацию, чтобы были жертвы. И я бы очень не хотел, чтобы кто-то из этих людей получил в России какие-то реальные рычаги влияния.

«СП»: — Есть у Вас на примете какие-то имена людей, которые смогли бы стать президентом нашей страны?

— Сложно говорить о каких-то персоналиях. Российская земля богата талантами. Я абсолютно уверен, что и пост президента, и пост премьер-министра могли бы занять люди, о которых мы с вами даже на знаем. Они не слуху, потому что не могут пробиться в СМИ. Но я уверен, что в стране достаточно много и молодых, и опытных людей, которые могли бы возглавить государство.

Есть яркий пример 1998 года: когда ситуация стала совсем тяжелой, Ельцин из чувства самосохранения пригласил Маслюкова и Примакова, и они страну вытянули. Поэтому тут — было бы желание.

Конечно, объективно я бы хотел видеть во главе государства Геннадия Андреевича Зюганова. Я уверен, что ничего плохого он уж точно бы не наворотил, это опытный, спокойный и доброжелательный человек, государственник. К сожалению, его не допустят на этот пост.

А так — людей много. Например, я имел дело с Дмитрием Олеговичем Рогозиным, он был общественным защитником по одному из важных дел в отношении наших офицеров, и я наблюдал его вблизи.

Людей — много. Самый надежный способ их увидеть — посмотреть, кого особенно травят либералы в интернете, и эти политики будут являться государственниками.

Либералы травят Игоря Сечина, инициатора дела «Юкоса», травят Рогозина. И, естественно, компартию — это у них абсолютное зло.

Условно, я бы хотел видеть у власти такой набор сил: КПРФ, разбавленное тем, что в свое время составляла партия «Родина». Ее сначала организовали как спойлерских проект, и она выполнила эту функцию, очень здорово отобрала голоса у КПРФ. Но потом она начала жить своей собственной жизнью, сошлась с КПРФ, и мы вместе тогда успешно протестовали против монетизации льгот. И ее уничтожили.

Союз левых и патриотов был бы идеален для России. Но пока такого не просматривается.

События в Белоруссии помогли нашей власти. Никто из разумных людей не хочет, чтобы было, как там, или тем более как на Украине, поэтому большинство разумных граждан вынуждено сохранять сегодняшнюю стабильность.

Будущее партийной системы России

«СП»: — Какая из существующих партий могла бы стать правящей?

— На сегодняшний день и в ближайшие годы ничего не изменится: мы сейчас находимся в жестком застое. Кто-то называет это стабильностью. Ситуация находится в равновесии, и она будет такой длительное время.

В этом есть свои безусловные минусы. Лично я хотел бы, чтобы у власти находились представители лево-патриотической оппозиции, коммунисты и патриоты вместе. Я считаю их программы наиболее адекватными сегодняшнему дню.

Существующая сейчас стабильность меня категорически не устраивает. Но я вижу, в какую сторону она может измениться. И это совершенно не в сторону победы коммунистов, а в сторону обрушения государства и победы деструктивных сил.

Ярчайший представитель этих сил — Алексей Навальный и его союзники. Я прекрасно знаю эту среду. Это никакая не интеллигенция, как принято думать. Это именно деструктивные силы. Их квинтэссенция — это сожжение Дома профсоюзов в Одессе в 2014 году. Ситуация может качнуться именно в эту сторону

Мы видим, насколько существующее равновесие хрупко. За Александра Лукашенко, по официальным данным, проголосовало 80% избирателей. Я думаю, если пересчитать голоса, проверить результаты как-то еще, все равно получится примерно эта же цифра. Но мы видим, как ничтожная кучка граждан, разбавленная украинской, польской и еще какой-то иностранной агентурой, чуть было ни свершила государственный переворот. Более того, мы видим, как оранжевые перевороты раньше везде удавались, пока Мадуро и в Венесуэле и Лукашенко в Белоруссии ни похоронили их окончательно. Они проявили твердость, и выяснилось, что в таком случае оранжевые технологии не действуют. И я думаю, теперь инвесторы не будут в них вкладываться.

Но мы видим, что ситуация может стать еще хуже, и на место нынешней власти придется совершенно деструктивная антироссийская власть, которая будет систематически разрушать страну.

Поэтому насчет происходящего сейчас у меня впечатление двойственное. С одной стороны, это застой и стабильность, государство не развивается, а в вялой форме деградирует. Но с другой стороны, все может быть и гораздо хуже.

«СП»: — Как Вы относитесь к новым политическим партиям? Их появление — следствие тенденции к обновлению политической системы?

— Ни одна из этих партий не претендует на реальную власть, да и это просто невозможно.

Система стала устойчива, выборы в ней практически отсутствуют, с помощью них мало что можно изменить. Лично я хожу на выборы, понимая, что не смогу с помощью моего голоса победить. Но у меня есть другая задача: сохранить КПРФ в политическом поле.

Новые партии направлены на то, чтобы как-то удовлетворить запрос тех, кто не хочет голосовать за существующие. Но эта цель второстепенная. А главная цель — отбирать голоса у КПРФ.

По всем опросам советские ценности разделяют от 70% до 90% населения. А надо так, чтобы на выборах большинство получало партия с абсолютно противоположными взглядами. И это целая технология.

Связь событий в Белоруссии и истории с Навальным

«СП»: — Отравление Алексея Навального — это политическая история?

— Начиналось это все как возможная трагедия. Человек оказался в коме. Я не могу одобрить эти методы, кто бы их ни применял. Но сейчас это уже превращается в фарс, в анекдот для западного зрителя.

Нашему зрителю в массе своей на Навального наплевать, и его реальный политический вес стремится к нулю. В том числе так было бы и на выборах. Они каждый раз требуют допустить их до выборов. Но это был бы самый черный день их политической жизни, когда они получили бы ноль с чем-то процентов в масштабах страны.

По поводу того, что произошло с Навальным, я полностью разделяю ту информацию, которая была на пленке, обнародованной Лукашенко. На Навального каким-то образом воздействовали, чтобы вызвать некий скандал и тем самым воздействовать на нас. Потому что оранжевая революция в Белоруссии захлебнулась, и надо было дать каким-то образом России по рукам, чтобы она не лезла туда.

В свое время абсолютно так же с прямым умыслом был и сбит «Боинг» в 2014 году: чтобы не дать России помочь ополченцам Донецка и Луганска. Это мое мнение, я не претендую на истинность. Но в том политическом формате, когда американцы совершали госпереворот на Украине, ни Крым, ни ЛНР, ни ДНР не планировались.

США — мастера в жестоких провокациях, и кто постарше, помнит провокацию 1983 года с южнокорейским самолетом, умышленно сбитым в нашем воздушном пространстве. Так здесь: нужно было какое-то ужасное преступление. Тогда это было сбитый «Боинг», сейчас — отравление Навального.

США живут в рамках своих представлениях, они считают Навального неким лидером оппозиции, и они полагали, если с Навальным что-то сделать, все ужаснутся, выйдут народные толпы, потребуют отставки президента. Но этого не произошло. А проект Навального дорогостоящий, и я думаю, сейчас ему дают физиологический или психологический антидот, чтобы его быстрее вернуть. Через некоторое время мы увидим Алексея Навального поздоровевшего, похорошевшего, который опять будет нам рассказывать достаточно унылые расследования.

«СП»: — Стоит ли нам ждать повторения белорусской истории в России в 2024 году?

— Это абсолютно исключено.

Белоруссия — маленькая страна. Она находится на стыке между Западом и Россией. Там дестабилизировать ситуацию гораздо проще. Достаточно двух-трех тысяч негодяе и заблудших душ, которые будут ходить по площадям и кричать.

У нас это абсолютно не произведет впечатление. Потому что после Украины абсолютное большинство населения, даже то, которое не принимает существующий режим, прекрасно видит, куда могут привести события, и куда может качнуться ситуация. И если в 2012 году выходили толпы, и две трети были — левые и патриоты-националисты, то сейчас эти люди с либералами никуда не пойдут. Поэтому повторение этих событий у нас невозможно.

Хотя есть условие, которое могло бы этому поспособствовать.

Если вся элита Лукашенко была едина вокруг президента, не имела ни детей на Западе, ни счетов там, то у нас это совершенно не так. За народ я спокоен, а вот за часть элиты, в том числе за часть тех, кто окружает президента, я волнуюсь. Это то наше слабое звено, которое необходимо для оранжевых технологий: часть нашей элиты имеет счета и детей на Западе, и связывает с ним свое будущее. Но я уверен, что не только я это понимаю, но и Владимир Владимирович Путин понимает. Поэтому не допустит такого развития событий.

Но есть еще один важный момент: мир меняется и быстро. И если в двухтысячных, а уж тем более в 90-х и 80-х годах Америка полностью занималась нами, то сейчас она должна заниматься собой. Там сейчас идут серьезные процессы. Я с восторгом смотрю их восставших. Если посмотреть, например, китайские СМИ, то там эти события называют восстанием американцев за свободу против тирании.

Мир быстро меняется, и мало кто рискнет в 2024 году совершенно спокойно повторять то, что делалось в 1991 году. И после того, как Лукашенко и Мадуро показали, что оранжевые технологии бесперспективны, инвесторов тоже не найдется. А без денег ничего подобного невозможно.

Америка будет заниматься собой, а остальные страны к нам не полезут. Поэтому мы тоже сейчас получаем возможность заниматься собой и перестроить свою политику. Собрать единое пространство России, которое было разрушено в 1991 году.

Власть

Министру пришлось извиняться в ходе совещания с Путиным

На Камчатке чиновники массово покидают свои посты

«Какой ужас»: Пушков прокомментировал выбор Лукашенко

Президента Трампа обвинили в мошенничестве с наследством

Все материалы по теме (4621)

Источник: svpressa.ru