Историк Евгений Спицын: Только союз с Россией спасёт Беларусь от расчленения Западом

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото:
Михаил Климентьев/ТАСС)

Беда просто с этими «Дуньками в Европе». Вроде, впустишь, допустишь нюхнуть их тамошним демократическим кислородом, а они — хрясь принимающую сторону особенностями своего неустойчивого статус-кво. Так ведь принимают, а потом блуждают в поисках смысла увиденного и услышанного. Вот бывший кандидат в президенты Белоруссии попросила президента Франции Эммануэля Макрона не считать Александра Лукашенко законным президентом Белоруссии. Галантный француз качнулся в сторону желаний дамы. Её понесло: «Очень важны и символические жесты. Например, Эйфелева башня была бы освещена в красно-белые цвета», — заявила гостья. Оказывается, это был бы сигнал, который высоко оценят жители Белоруссии. Была ли при этом у Макрона нюхательная соль, неизвестно. Но быть «сигнальщиком» на ваших баррикадах — это мадам, уже пардон. Даже если в ответ слышится, что победа оппозиции в Белоруссии процесс не быстрый и займет, скорее всего, один или два года… Меж тем, Тихановская готова пообщаться с каждым из европейских лидеров — на своём уровне понимания дипломатического протокола. Ну что же, за что боролись. А события в соседней Беларуси по-прежнему остаются в повестке дня. Анализируя ситуацию, в том числе с выборами и её последствиями, эксперты считают, что сам президент Александр Лукашенко прошёл жёсткое испытание и жёсткое лечение реальностью. Если судить по поствыборным высказываниям, нынешним действиям белорусского лидера, то насколько это «лечение» оказалось эффективным? Как будут развиваться белорусские события на фоне прошедших выборов?

 — Ситуацию в Белоруссии надо рассматривать в динамике происходящих событий. Потому что их масштаб и разворот непредсказуемы, предугадать что-либо невозможно. Разве что, проецировать вчерашние решения, поступки президента Лукашенко на сегодняшние, и таким образом пытаться понять: а что дальше? Например, поведение Лукашенко сразу после выборов. Да, на какой-то короткий период он растерялся — считает политолог, историк Евгений Спицын. — Обозначились два возможных варианта действий: либо идти по примеру Януковича на контакт с оппозицией, садиться за стол переговоров и подписывать какой-либо документ. Но это означало бы его однозначную политическую смерть. Взвесив все «за» и «против», он пошёл с автоматом к Дворцу Независимости. Это был посыл оппозиции, он демонстративно поддержал силовиков, фактически с ними сроднился, показал, что он такой же, как и они, в одном ряду, будет стоять до конца и насмерть. То есть, никаких компромиссов не будет. Как умудренный политик он в тот момент, думаю, всё рассчитал и поступил правильно. Если бы он тогда дал слабину, то ситуация могла бы принять необратимый катастрофический характер и для него лично, и для Белоруссии в целом. Что касается теперешних событий, мне кажется, он поступает неадекватно: алгоритм ужесточения его действий ошибочен. Как следствие — ряд тактических ошибок. Надо понимать, что Белоруссия давно в замыслах глобалистов то недостающее звено, которым необходимо было ударить по России. Её территория выпадала из «санитарного кордона», которым надо было бы окружить Россию, создать экономические, политические проблемы, чтобы выкачивать все российские ресурсы. Так что, Белоруссию будут методично «подгрызать», создавая Лукашенко проблемы по всем векторам. И здесь люфт его возможностей, шагов — ограничен. На повестке не просто интеграция с Россией, а создание полноценного Союзного государства. Готов ли он на такой путь спасения себя и режима, а вместе с этим и Белоруссии в том виде, как её создавал — большой вопрос. Сейчас он продолжает лавировать. Насколько долго, трудно сказать. Тут ещё вопрос в надежности той политической и государственной элиты, которую Лукашенко все эти годы выращивал и пестовал: сейчас она показала свою устойчивость, верность ему. А оппозиция показала свою слабость, неорганизованность: в её рядах нет харизматичных лидеров, как говорят, «отмороженных». На Украине таких был целый воз и маленькая тележка: поэтому переворот там удался. В Белоруссии ситуация иная, но от неё не отстанут, причём будут «грызть» даже не с Минска. Минск сам упадёт, а начнут с западных областей, прежде всего с Гродненской области. В этноконфессиональном плане Гродненская область наиболее рискованная в Белоруссии: там значительный сегмент польского населения, довольно влиятельна католическая церковь. У определенной части населения пропольские настроения, подогреваемые так называемой «картой поляка».

«СП»: — Ситуацию не подогрели, как считают, его инаугурация в режиме секретной спецоперации и — обещанная ответная «народная» инаугурацию Светланы Тихановской?

— Слушайте, я такого идиотизма давно на политическом пространстве не встречал. Тихановская считает себя избранным президентом Белоруссии, и при этом кричит на всех углах: мы не признаём прошедшие выборы. Слушай, Света, а тебя на каких выборах, когда избрали, если кричишь, что ты законно избранный президент? На тех, которые признаешь незаконными? У тебя вообще, как, раздвоение сознания? Прошедшую инаугурацию я бы не называл тайной. Она прошла во Дворце Независимости, в присутствии представителей органов государственной власти, высших должностных лиц. Другое дело, что событие заранее не оповещалось, чтобы предотвратить какие-либо провокации оппозиции. Но в то же время надо иметь в виду, что значительная часть белорусов далека от политики! Им абсолютно всё равно, что Лукашенко, что Тихановская, что Путин… Терять им нечего, разве что кроме своей зарплаты. Таково общественное сознание: люди, как и везде, просто хотят выжить. Предположение, что недовольство уйдёт вглубь, в подполье, смутное. Белоруссия вроде как чемодан без ручки: нести тяжело и выкинуть жалко — примерно такая сейчас ситуация там. Что-то кардинально изменится, если, например, силовики при разгоне очередной незаконной манифестации жёстко перейдут грань насилия. Но чем это закончится? Ведь эксцессы и стычки были, они вызвали всплеск недовольства по всей Беларуси, возник мираж, что Лукашенко рухнет — но это был только мираж. Впрочем, опять-таки не решаюсь исключить взрыв: здесь уже Лукашенко придётся ой-ой-ой как несладко. Есть внутренняя озлобленность, есть агенты влияния. Есть «двинутые» на литвинстве. Есть молодёжь, которой хочется просто перемен — неважно какого качества, какого вектора развития. У каждого сегмента протестного электората свои интересы и свои побудительные мотивы.

«СП»: — А каковы мотивы Александра Лукашенко?

-Я мог бы сказать, что он спасает свою жизнь, созданный им режим. Он, конечно, думает о себе любимом, но — во вторую очередь. На первом месте у него — Белоруссия. Она — его любимый «ребёнок», которого растил, лелеял и холил четверть века. Он, может, ошибался вот так любя свою землю, свою страну, но попытки отобрать у него этого «ребёнка» вызывают у него такую ответную реакцию: я вам создал свою любимую Белоруссию, такую, как хотел! Но народ не воспринимает полностью этот образец обожания, хочет перемен. И это оскорбляет Лукашенко.

«СП»: — Больше, чем непризнание легитимности выборов, отказ 12 ведущих государств признать его законно избранным президентом?

— Да кого это интересует, признали его или не признали? Будет сильным, признают, никуда не денутся! Я, например, считаю, что выборы Макрону «нарисовали». К власти должны были прийти правые, и вдруг неожиданно, как черт из табакерки, выскакивает лидер какой-то только-только зародившийся партии и побеждает всех. Не смешите мои тапки, не надо рассказывать байки по поводу демократичности буржуазных выборов. То же самое касается Земана: такой генерал без армии и король без короны, никому ненужный отставной политик, который ничем никогда не управлял. Нам надо прекратить ориентироваться на оценки с Запада. Плевать и растереть все их мнение с высокой колокольни. Пускай Лукашенко меня позовёт к себе, воссоздаст ЦK Компартии Белоруссии, меня сделает секретарём ЦK по идеологии, я приеду и быстро найду кадры, разошлём их во все области, во все обкомы партии, проведём политучёбу, объясним, что такое демократия в западной упаковке.

«СП»: — Каков для нас самый благоприятный сценарий развития событий в Белоруссии, тем более что нужно избежать нестабильности у наших границ?

-Самый благоприятный сценарий для части нашей элиты — это поглощение Беларуси, превращение ее в очередной 9 федеральный округ. У нас, к сожалению, исторические, геополитические, народные, какие хотите интересы, не исповедуется. Сейчас всё определяет только денежный мешок.

«СП»: — Позвольте с вами не согласиться, вы говорите о каких-то узкоместнических интересах: элита — не весь народ, не вся страна. Речь о выстраивании союзнических обязательств, отношений между братскими народами. Какой должна быть политика Москвы? Будет ли, при достаточно сложной ситуации, она выполнять свои союзнические обязательства перед Минском, если, как заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов, будущее России именно от этого зависит?

— Будущее России зависит от смены общественно-экономических отношений. Вот это главное и основное. Если не произойдет смена общественно-экономических отношений, а за сменой этих отношений всего остального, Россию ждет катастрофа, не сегодня так завтра, не завтра так послезавтра — это тупиковый путь истории России. Куда мы затащили собственными руками свою страну, республики бывшего Советского Союза и социалистического лагеря?!. Нас как дурачков за понюшку табака купили, вот на эту самую лживую западную демократию — демократию рабовладельцев. Мы 30 лет живём в этом кошмаре. А интеграционные процессы без смены нынешних общественно-экономических отношений пойдут только на условиях российского олигархата. Какие интеграционные процессы? На базе чего они будут происходить? На базе общественных отношений, общенародной собственности на средства производства? Происходящее в Беларуси — это противостояние национального и иностранного капиталов за передел собственности.

«СП»: — Могут ли белорусские волнения наложить свой отпечаток на российские выборы в 2021 и 2024 годах?

— Про 2024 загадывать не буду, ещё 4 года жизни. А на 2021 — да, вполне возможно. У определенной части политической оппозиции возникнут соблазны реализовать подобного рода сценарии. Всё зависит от готовности общества к протестам, реакции власти на них. Мы сейчас влезаем в новую полосу серьёзного экономического кризиса. Наблюдаются всполохи протестов. Например, в Башкирии, Хабаровском крае, в Архангельской области. То есть недовольство прорывается, власть пытается на это реагировать, где-то реагирует адекватно, например, как в Башкирии. Там надо отдать должное губернатору, он довольно быстро сумел локализовать это и довести ситуацию до верховной власти. Путин был в курсе этой ситуации, поддержал поведение губернатора. А в других регионах всё пытаются спрятать, скрыть проблему. Но этот людской протест никуда не уходит, он вовнутрь опускается. Известно, чем заканчивается, когда горшок держат на костре и закрывают плотно крышкой. Костёр разгорается медленно, вроде бы незаметно, а потом, как рванет — мама, не горюй. Очень много акторов, которые хотели бы именно подобного развития событий.

Протесты в Белоруссии после выборов президента

Очевидцы рассказывают о массовом скоплении спецтехники в Минске

Евросоюз официально ввел санкции в отношении Белоруссии

В Польше сокрушаются, что без Кремля в Минске не обойтись, а Запад охладел к «белорусскому вопросу»

Светлана Алексиевич уехала из Белоруссии

Источник: svpressa.ru