Один дома: Похоже, Батьке остается верить в себя и Путина

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото:
Максим Гучек/БелТА/ТАСС)

Белоруссию продолжает лихорадить не только протестными митингами, но и вводимыми санкциями со стороны Соединенных Штатов, Евросоюза, Великобритании, Канады. Даже Украина тут подсуетилась и вставила свои пять копеек, заявив, намерена действовать «единым фронтом» с другими странами, чтобы «помочь народу Белоруссии». Санкции, прямо скажем, так себе — наложили ограничения на 40 белорусских чиновников, правда, не включив в этот список президента Лукашенко. Но Батька заметно нервничает и пытается найти опору внутри страны. А её-то уже и нет.

Санкции вещь, конечно, неприятная, но практически как мясо кролика — легкоусваиваемое. Россия их «пережевала», Венесуэла выстояла, хотя её давили по полной программе, Иран вот тоже держится — никто от санкций на колени ещё не становился. В этом списке не случайно вспомнился именно Каракас, который раскачивали, в том числе, и изнутри.

Тогда, 21 января 2019 года, председатель парламента Венесуэлы Хуан Гуайдо, поддерживаемый США, объявил нелегитимным президента Николаса Мадуро и «назначил» главой государства себя (ничего не напоминает Тихановскую в Минске?). Массовые волнения в стране могли привести к госперевороту и смене власти, но Мадуро удалось удержать на своей стороне армию, благодаря которой и обстановка в стране нормализовалась, и границы от внешнего воздействия были закрыты. Сможет ли сейчас Лукашенко повторить «венесуэльский сценарий»?

Как говаривал российский император Александр III, прозванный Миротворцем: «У России есть только два союзника: её армия и флот» (ничего, к слову, в России не изменилось, добавились только ВКС). У Белоруссии флота, как известно, нет, а вот армия присутствует, причём, достаточно мощная и хорошо вооруженная. Насколько она лояльна к своему президенту (Верховному главнокомандующему), когда в самой стране отношение к Александру Лукашенко изменилось не в лучшую для него сторону?

— Перефразируя известное высказывание государя императора Александра III Миротворца, можно с уверенностью утверждать, что у Белоруссии есть только два союзника: Россия и президент Лукашенко, — рассказывает «СП» политолог, военно-политический эксперт Александр Зимовский. — С Россией всё понятно — белорусы и русские братский, да и что говорить, один народ. Плюс ещё основной принцип путинской внешней политики «своих не бросаем».Что до Лукашенко, то ещё проще. Как бы тривиально ни прозвучало то, что я сейчас скажу, Лукашенко по-крестьянски, по-хозяйски любит свою Белоруссию, примерно как Любовь Андреевна Раневская свой вишнёвый садик. Именно такую Белоруссию, какая она есть, а не которая когда-то там будет после того, как садик вырубят, а кабанчиков съедят все эти тихановские с макронами.

Таким образом, изоляционизм, который сегодня, de facto, прокламируется Минском, не есть попытка окукливания «режима», как это может показаться. Перед нами своего рода переоценка важности собственно внешней политики Белоруссии, как инструмента достижения внутриполитических целей. Да и вообще, внешнеполитическая субъектность Белоруссии понятие относительное. Ну, привёл когда-то товарищ Сталин БССР в ООН, посадил за стол с серьезными людьми и велел рукавом не утираться и не болтать ногами (с Украиной было то же самое, напомню, кстати). Это и было, и есть наивысшее достижение теперь уже суверенной белорусской дипломатии.

О чём можно говорить, если через 30 лет после провозглашения суверенитета, Белоруссия не смогла добиться таких простейших соглашений, как безвизовый обмен даже не с ЕС и США, а с сопредельными странами — Польшей, Литвой и Латвией? С которыми, как вспоминают иногда, после третьего стакана, у Белоруссии общая политическая история и опыт совместного проживания в одном хлеву под панской плёткой (про плётку тоже вспоминают, это не я придумал).

Разумеется, есть в Минске местечковые хитрованы, некоторое время втиравшие высшему руководству про политику «ласкового телёнка», который что-то там у кого-то плодотворно сосёт. Но как-то всё время оказывалось, что на востоке свезло — там можно было сосать у коровы. А на западе вместо коровы как-то всё время оказывался бычок. Бык. В результате «телОк» наш белорусский часто попадал в двусмысленное положении. Так что нынешний всплеск изоляционизма, а точнее, рационализма, Минску не повредит ни в каком случае.

С потребительской точки зрения, Белоруссия страна автаркичная (экономический режим самообеспечения страны, в котором минимизируется внешний товарный оборот — Ред.), в хорошем смысле. Набор базовых потребительских благ у граждан имеется. Есть хлеб с маслом, без икры на Новый год белорусы тоже не сидят; школы, больницы в приличном состоянии, получше, чем у многих новых «европейцев». И перед Белоруссией настежь открыт необъятный российский рынок, мечта любого мирового экспортера.

Есть, конечно, проблема. Никогда в своей истории современная Белоруссия не имела положительного сальдо во внешней торговле. И Лукашенко все годы бился над этой проблемой. Но сделать ничего не смог. Собственно, он и дипломатию белорусскую, чтобы она тащила в страну инвестиции, усердно превращал в придаток торгпредств. И превратил. Это, кстати, не нравится местным дипломатам. Поэтому в белорусском МИДе и загранучреждениях республики оказался в эти кризисные дни самый высокий процент предательства, по сравнению с остальными белорусскими государственными институтами.

Так что Лукашенко теперь вынужден заняться переформатированием местной публичной дипломатии. А с тайной дипломатией у белорусов и раньше никогда не получалось, потому что куда Помпео ни целуй, везде у него ж… Жесточайший крах отношений Белоруссии с Западом, или, лучше сказать, системный кризис этих отношений, подтверждается тем, как республику позиционируют мировые медиа.

Есть такое белорусское слово «цкаваць», это значит организовывать травлю, или буллинг, по-нашему. Вот сегодня западнее Буга «цкуюць гэнага Лукашенку» все, кому не лень, и в первую голову ближайшие соседи, включая даже популярного украинского юмориста Зеленского. Поэтому, хотя Лукашенко ещё такой тезис публично не артикулировал, получив персональные санкции от США, Англии, Канады и ЕС, ему придется прибегнуть к формуле «Белоруссия не сердится, Белоруссия сосредоточивается».

Немного развивая тему двух союзников, следует сказать пару слов о белорусском военном потенциале. Все белорусские полководцы, а также гг. штаб- и обер-офицеры лояльны своему главнокомандующему. То есть парады можно принимать совершенно спокойно, тень Анвара Садата над главной трибуной Белоруссии не нависает. Солдаты, они солдаты и есть, отдали долг Родине, а на «гражданке» уже стоят в рядах протестующих. Так на то она и «гражданка», во фрунт не поставишь.

Как белорусская армия поведёт себя во время гипотетической интервенции? Сам я уверен, что армия сохранит верность присяге. Техническая оснащенность военных у Белоруссии на уровне Армении и Азербайджана, не выше, но и не ниже. Так что ТТХ местных боевых машин можно оценивать, что называется, в прямом эфире. Дронов боевых у белорусов нет, по крайней мере, в количествах, способных влиять на исход военных действий. Но пехота имеется в числе, достаточном для удержания белорусских позиций до ввода в бой второго эшелона. Который, надо полагать, не замедлит явиться. Поэтому изоляция изоляцией, но лучше не смешите наши «искандеры».

Белорусская армия считается «крепким орешком» и является одной из самых боеспособных в Европе. Доставшееся ей после развала Советского Союза наследство в виде техники и вооружений БелВО, позволило в 1992 году (День рождения армии РБ — 20 марта) заявить о создании собственной армии. Этот военный округ в советские времена находился на «направлении главного удара» и был одним из самых оснащенных современными на тот момент видами вооружений. Всё это военное «железо» в Белоруссии сумели сохранить (в отличии от той же Украины), а затем и модернизировать. Сохранившееся военное сотрудничество с Россией позволяет обновлять белорусскую армию новыми вооружениями и боеприпасами, в первую очередь средствами ПВО (несколько дивизионов зенитных ракетных комплексов С-400 Москва Минску просто подарила).

Узброеныя Сiлы (Вооруженные силы РБ) относительно невелики по численности — немногим более 70 тысяч человек, из которых около 10 тысяч военнослужащих срочной службы, остальные, в том числе офицеры, служат по контракту. Для республики, которая свою военную политику рассматривает исключительно как оборонительную, этого вполне достаточно, при этом потенциал резерва позволяет в считанные дни мобилизовать до 500 тысяч (в том числе 120 тысяч из состава войск территориальной обороны) подготовленных и обученных военнослужащих запаса. Белоруссия располагает порядка 1600 танков (эксплуатируются более 600, остальные на хранении), 2500 бронемашин (действующих 886 БМП и 192 БТР), 1500 артиллерийских систем.

Когда протестные демонстрации после президентских выборов начались вначале в Минске и других белорусских городах, и возникла угроза внешнего вмешательства (в первую очередь со стороны Польши и Литвы), Лукашенко привёл всю эту военную машину в состояние повышенной боевой готовности. В первую очередь — в западных регионах страны, откуда, по мнению Минобороны республики, и исходит основная угроза. В том числе, от протестующих, которые, пока чисто теоретически, могут спровоцировать «подмогу» со стороны НАТО, а «десант» со стороны Польши объявится в Гродно и Бресте (области Белоруссии, где проживает немало этнических поляков).

Тогда, с 28 по 31 августа, на Гродненском направлении прошли тактические учения белорусской армии с участием подразделений Сил специального назначения. В министерстве обороны подчеркнули, что в рамках манёвров «отрабатывались вопросы поиска, блокирования и уничтожения диверсионно-разведывательных групп и незаконных вооруженных формирований противника с использованием воздушных поисково-штурмовых групп сил специальных операций во взаимодействии с танковыми и мотострелковыми подразделениями».

Немногим позднее в западных же областях Белоруссии прошли совместные учения «Славянское братство-2020», в которых принимали участие группы военнослужащих армии РБ и Вооруженных сил РФ. Они стали самыми масштабными в истории такого рода манёвров — Россия прислала сразу три батальонные тактические группы ВДВ из состава 76-й десантно-штурмовой дивизии (Псков), 106-й воздушно-десантной дивизии (Тула) и 98-й воздушно-десантной дивизии, общей численностью около тысячи человек. К примеру, во время проведения учений «Славянское братство-2019», которые прошли в Сербии, россиян было около 200 человек.

Лукашенко на последней с Путиным встрече в Сочи заявил, что готов ежемесячно проводить совместные российско-белорусские учения на своей территории — у границ стран НАТО. Здесь всё понятно, у Москвы и Минска союзные армии и подобное сотрудничество военным двух стран пойдёт только на пользу. Белорусские военнослужащие крайне лояльны к своим российским коллегам, более того, когда ещё перед президентскими выборами в Белоруссии у Лукашенко была несколько иная риторика в отношении России, белорусские военные не поддержали возможный разрыв между двумя странами.

Впрочем, манёвры они и есть манёвры — это учебный боевой процесс, который любой армии необходим в отсутствии войн. Однако армию нельзя выводить на площади, будь-то Болотная или Независимости — разгонять протестующих является уделом правоохранительных органов. Армия может и не уйти в казармы, а на площади и остаться. И неприятный здесь для Лукашенко «сигнальчик» уже есть. Известно, что из Вооруженных сил Белоруссии уже стали увольняться офицеры — в ответ на заявления своего министра обороны о том, что в случае поступления приказа о жёстком подавлении протестующих, следует готовиться, в том числе, и к применению оружия против мирных граждан.

Постсоветское пространство

«Улиток, жито, лыжи»: Украине напомнили, что в 1991 г. её промышленность сравнивали с французской

АО КБ «Солидарность» принял участие в форсайт сессии Российско-молдавского форума торгово-экономического сотрудничества

В ОДКБ подтвердили информацию об обращении Армении

Армения обратилась в ОДКБ

Все материалы по теме (2543)

Источник: svpressa.ru