Разговор тигра с гиеной: Китай войны c США не боится, но предлагает мир

Фото: Dwi Anoraganingrum/Geisler-Fotop/Global Look Press

Выступление лидеров Китая и США на Генассамблее ООН показали: США хотят конфронтации, Китай ее не боится, но предлагает миру бесконфликтную модель развития.

Президент Трамп выступал первым, сразу после обращения Генсека ООН Гуттериша, который открыл сессию и, кстати, призвал к сотрудничеству двух сверхдержав, чтобы избежать новой холодной войны.

Но президент США на этот призыв не обратил внимания. Да он и не мог этого сделать: в связи с пандемией речи записывались заранее, дискуссия шла в онлайн формате. Вообще-то Трампу до трибуны ООН «два шага», и 14-дневный карантин, как иностранцам, не требуется. Но он предпочел разговаривать так, как это делали все остальные лидеры, находящиеся за пределами США, то есть в формате видеообращения.

Такие петушиные наскоки на КНР, которые позволил себе американский лидер, в публичной дипломатии в принципе не приняты и стали возможны, вероятно, именно из-за удаленного формата. А также по причине неуравновешенности американца. Трамп в очередной раз обвинил Китай в распространении коронавируса и потребовал от членов ООН наказать за это Пекин. Также американский президент заявил, что торговая сделка с КНР вроде бы уже и не нужна его стране, хотя раньше он похвалялся именно этим. Прямо-таки девичье непостоянство, неуместное в мировой политике.

Не упоминая (но подразумевая) Китай, Трамп сказал, что его страна стремится к миру во всем мире, однако намерена добиваться этого с позиции силы, поскольку у США «самая мощная армия, причем — с большим отрывом».

Китайский лидер, хотя и не видел заранее выступление своего визави, использовал диаметрально противоположную тональность и посылы. С присущим Си Цзиньпину спокойствием и доброжелательностью, он заявил, что Китай «сохранит приверженность мирному, открытому, совместному и всеобщему развитию». «Мы никогда не будем стремиться к гегемонии и экспансии, а также не будем бороться за сферы влияния». Китай не собирается вести ни холодную, ни горячую войну с какой-либо страной, но продолжит уменьшать разногласия и урегулировать споры с другими странами путем диалога и переговоров, сказал он.

«Китай не стремится затмить собой другие страны и участвовать в играх с нулевой суммой. Мы также не собираемся развиваться за закрытыми дверями». Наоборот, Китай нацелен на постепенное формирование новой архитектоники развития («двойной циркуляции»), при которой приоритетным является внутренний рынок («внутренняя циркуляция»), а внутренний и внешний рынки должны способствовать взаимному росту, сказал председатель КНР.

То есть США настроены на конфронтацию и ради сохранения своей гегемонии готовы бряцать оружием. Китай же напротив отказывается от конфронтации, стремления к доминированию. В пику развязыванию торговой войны и построению торговых барьеров, Пекин заявляет о стремлении к глобализации, открытым рынкам и равноправному сотрудничеству. «Пандемия COVID-19 напомнила нам о том, что мы живем во взаимосвязанной глобальной деревне с общими интересами, — сказал Си Цзиньпин. — Если какая-либо страна решает свои вопросы за чужой счет и остается безучастной к чужому несчастью, то угрозы других стран рано или поздно также станут вызовом и для нее. Именно поэтому мы должны принять концепцию сообщества единой судьбы, все члены которого тесно взаимосвязаны».

«Перед лицом общей тенденции экономической глобализации, прятать голову в песок подобно страусу, притворяясь, что ничего не замечаешь, или сопротивляться, размахивая копьем как Дон Кихот, — все равно, что нарушать законы истории», — заявил Си Цзиньпин, призвав страны мира «встать на защиту системы многосторонней торговли с Всемирной торговой организацией во главе». По мнению лидера КНР, все должны стремиться к открытому и инклюзивному развитию, сохранять приверженность строительству открытой мировой экономики, противостоять унилатерализму и протекционизму, работать на благо стабильного и беспрепятственного функционирования глобальных цепочек производства и поставок. «Не собираемся вести ни с кем войну: ни холодную, ни горячую. Выступаем за разрешение разногласий и конфликтов путем диалогов и переговоров», — заявил глава Китая.

Неслучайно выступление Си вызвало восхищение в Китае, причем не только в официальной прессе, а в социальных сетях, где китайцы с гордостью говорили о том, что их лидер показал злобно брызгающему слюной Трампу китайский дух, спокойное реагирование на агрессию. Как принято в восточных единоборствах, Си ушел от лобового удара и занял удобную позицию для отражения нового наскока и ответного останавливающего удара.

Если говорить шире, на площадке ООН столкнулись две непримиримые позиции: конфронтационная, нацеленная на решение спорных вопросов с позиции силы и бесконфликтная, нацеленная на учет интересов, взаимные уступки и компромиссы.

Причем, Китай обращается не к США (и в речи Си его прямой оппонент не упоминался), а ко всему миру, которому предлагается выбрать между новой холодной войной (с постоянной опасностью глобальных военных конфликтов) и построением нового мира без войн, создание «глобальной деревни», где все взаимосвязаны и уважают друг друга.

Характерно, что лидер Китая отдельно выступил с речью, посвященной роли ОНН, как основы миропорядка и международных взаимоотношений. Подчеркнув, что ООН должна решительно отстаивать справедливость, Си Цзиньпин сказал, что ни одна страна мира не вправе доминировать в глобальных делах, вершить судьбами других и монополизировать преимущества развития.

Он заявил, что крайне важно укреплять представительство и голос развивающихся стран, чтобы ООН могла более сбалансировано отражать интересы большинства государств мира. Подчеркнув, что ООН должна отстаивать верховенство закона, Си Цзиньпин сказал, что отношения между государствами и координация их интересов должны опираться исключительно на систему правил и институтов. «Ими не должны помыкать те, кто грозно размахивает кулаком».

Крупные державы должны подавать пример защиты международного правопорядка, а также выполнения своих обязательств, добавил председатель КНР. «Стоит отказаться от „исключительности“ и практики двойных стандартов, искажать международное право и использовать его в качестве предлога для подрыва законных прав и интересов других стран или мира и стабильности на планете», — сказал Си Цзиньпин.

«Мышление времен „холодной войны“, идеологические предрассудки и игра с нулевой суммой не являются ключом к урегулированию проблем своей страны, еще в меньшей степени они могут стать решением общих проблем человечества», заявил лидер КНР. — Что нам действительно нужно сделать, так это сменить конфронтацию на диалог; принуждение на консультации; игру с нулевой суммой на взаимную выгоду".

Похоже, история повторяется. Китай предлагает что-то очень похожее на концепцию мирного сосуществования, выдвинутую в свое время СССР, благодаря которой мир отошел от края ядерной катастрофы и начал решать спорные вопросы за столом переговоров. Другое дело, что та история в конечном счете закончилась крахом СССР, который с одной стороны шел на постоянные уступки, а с другой — дал втянуть себя в неоправданную разорительную гонку вооружений. Сейчас ситуация совершенно иная. Китай стремительно развивается, время играет на него. Именно развитие КНР и заставляет Трампа скрежетать зубами в попытках остановить это развитие, возможно, навязав конфронтацию. Нет единства и в западном сообществе. Европа не прочь воспринять некоторые посылы Си Цзиньпина, в том числе и предложение «вскочить на скорый поезд китайского развития».

Идеологически США уже проигрывают эту схватку. Никто, в том числе и союзники США, не хотят войны, и даже не готовы присоединяться к торговой войне против Китая, и с интересом слушают то, что предлагает Пекин.

Примечательно, что накануне Генассамблеи в Китае появилась статья куратора китайской внешней политики Ян Цзечи, которую можно назвать программной. Ян Цзечи напомнил Вашингтону, что Китай был социалистическим в 70-х годах, когда США пошли на сближение с КНР, и ситуация с тех пор никак не изменилась. Ян Цзечи показывает неизменность тогдашних и нынешних позиций Китая и конъюнктурную переменчивость позиций США. Он, в частности, отмечает, что Китай «неуклонно идет по пути социализма под руководством КПК», констатируя это как «неоспоримый факт, на котором строились китайско-американские отношения с самого начала их нормализации при взаимном признании и уважении различия в социальных системах двух стран». Прямой намек на идеологическое неприятие в Вашингтоне КПК и «коммунистического» Китая, на который Трамп и Помпео указывают в качестве глубинной причины конфликта. Но, выходит, что никаких идеологических противоречий, о которых кричат американские лидеры не было и нет?

Иначе говоря, в 70-х годах США прекрасно отдавали себе отчет не только в том, что идут на сближение именно с коммунистическим, социалистическим государством, но и в том, что делают это в попытке извлечь конъюнктурные выгоды в «холодном» противостоянии с СССР. Теперь же, когда Советского Союза не стало, Вашингтон вдруг «вспомнил» о коммунистических корнях «красного Китая». Как будто не знал об этом раньше и не вел против КНР необъявленной войны, которая едва не переросла в настоящий конфликт в годы военного противостояния на Корейском полуострове.

Также Ян Цзечи еще раз напоминает США, что помимо взаимосвязанности их экономик, у двух стран имеются многочисленные общие интересы в решении мировых проблем, таких как терроризм, урегулирование в Афганистане, а также широкое поле сотрудничества в различных регионах мира. Упоминает Ян Цзечи и такие горячие точки, как Корейский полуостров, где без сотрудничества США и КНР урегулирование невозможно. Но здесь, как и по многим другим вопросам, КНР плотно взаимодействует с Россией. И возможно куратор китайской внешней политики намекает на то, что в случае отказа США, Китай пойдет на еще более тесное сотрудничество с нашей страной, вплоть до союза.

Оценят ли адекватно очередной сигнал Пекина в Вашингтоне? Воспримут ли там спокойный тон и принципиальные посылы китайского лидера? От этого будет зависеть в каком направлении будет развиваться мир и грозит ли ему новая холодная война, гонка вооружений, усиливающаяся угроза ядерного конфликта? И похоже, решение этих вопросов не зависит от исхода президентских выборов в США. Это вопрос не сиюминутный, а принципиальный, цивилизационный.

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд».

Китай сегодня

В КНР создана первая база по охране и реставрации Великой китайской стены

Китайские ученые приступили к изучению гибких космических аппаратов

В КНР начали использовать летающих роботов для исследования труднодоступных территорий

Китайские медики успешно использовали 3D-печать для сложной операции на черепе

Все материалы по теме (1101)

Источник: svpressa.ru