В память о Коэне: «Сейчас самый опасный момент в американо-российских отношениях»

На фото: Стивен Коэн (Фото:
Youtube/The Real News Network)

Стивен Коэн, знаменитый американский исследователь России и ведущий специалист по американо-российским отношениям, умер от рака легких в возрасте 81 года.

На Западе он был одним из немногих ценных голосов здравомыслия в том, что касается России, в то время как все остальные отчаянно смывали и смывают свои мозги в унитаз. Его уход из жизни — настоящая потеря. Я сама много раз цитировала высококвалифицированные аналитические материалы Коэна в своей работе, и его точка зрения играла определяющую роль в моем понимании того, что на самом деле происходит с монолитным межпартийным производством единомыслия в интересах усиления агрессивной политики Запада в отношении Москвы.

В мире, который становится все более запутанным и наводненным пропагандой, смерть Коэна — удар по той части человечества, которая находится в отчаянных поисках ясности и понимания происходящего.

Я не знаю, как долго Коэн болел раком. Я не знаю, как долго он осознавал, что времени на этой земле ему может не хватить. Что я действительно знаю, так это то, что в последние годы своей жизни он потратил большую часть своей энергии, настойчиво пытаясь предупредить мир о быстро нарастающей опасности ядерной войны, что в нашей странной новой реальности он считал во многих отношениях делом совершенно беспрецедентным.

Последней из многих книг, написанных Коэном, была изданная в 2019 году «Война с Россией?» (War with Russia?), в которой подробно излагались его идеи о том, как сложный характер эскалации холодной войны против Москвы после 2016 года по многим фронтам сочетается с Russiagate и другими факторами, делающими новую холодную войну в некотором смысле даже более опасной, чем самый опасный момент предыдущей холодной войны.

«Мы находимся в новой холодной войне с Россией, которая по разным причинам намного опаснее предыдущей холодной войны.» — сказал Коэн новостному онлайн-шоу The Young Turks (младотурки — С.Д.) в 2017 году. «Одна из этих причин заключается в том, что действия ведутся, по крайней мере, на трех фронтах холодной войны, которые чреваты горячими войнами. Это Украина, это регион Балтийского моря, где НАТО проводит беспрецедентное наращивание военной мощи на границе с Россией, и, конечно же, Сирия, где американские и российские самолеты летают в одном и том же воздушном пространстве. И я бы добавил к этим трем фронтам холодной войны то, что сейчас называется Russiagate. Утверждение о необходимости объявить импичмент Трампу, потому что он каким-то образом является российским агентом, настолько искажает и подрывает возможности Белого дома по определению политики в отношении России, что, по-моему, это стало фронтом холодной войны».

Коэн неоднократно указывает на наиболее вероятную причину будущей ядерной войны — не той которую планируют, а той, которая разражается в напряженных, сложных ситуациях, когда в хаосе и неразберихе может произойти что угодно как результат «осечки», недопонимания или технической неисправности, что почти случалось множество раз во время прошлой холодной войны.

«Я думаю, что сейчас — самый опасный момент в американо-российских отношениях, по крайней мере, со времен кубинского ракетного кризиса, — сказал Коэн телерадиокомпании Democracy Now в 2017 году. «И, возможно, этот момент более опасен, потому что он более сложен. Потому, что у нас в Вашингтоне есть эти, на мой взгляд, беспочвенные обвинения в том, что Кремль каким-то образом скомпрометировал Трампа. Итак, в этот худший момент в американо-российских отношениях у нас американский президент, который в политическом отношении искалечен хуже, чем себе вообще можно вообразить. Это беспрецедентно. Давайте остановимся и подумаем. По сути, ни одного американского президента никогда не обвиняли в измене. Мы говорим или об этом, или о том, что измену совершили его соратники».

«Представьте себе, например, Джона Кеннеди во время кубинского ракетного кризиса», — добавил Коэн. «Представьте, если бы Кеннеди обвинили в том, что он — секретный агент Советского Кремля. Он стал бы (политическим — С.Д.) калекой. И единственным способом, которым он мог бы доказать, что он этого не сделал, — было бы развязать войну против Советского Союза. А в то время ядерная война была (возможным — С.Д.) вариантом».

«Повторяющаяся тема моей недавно изданной книги „Война с Россией?“ это то, что новая холодная война более опасна, более чревата горячей войной, чем та, которую мы пережили». — написал Коэн в прошлом году. «История 40-летней американо-советской холодной войны говорит нам о том, что обе стороны пришли к пониманию своей взаимной ответственности за конфликт. Это — признание, которое создало политическое пространство для постоянных переговоров по поддержанию мира, включая соглашения о контроле над ядерными вооружениями, часто называемые «разрядкой». Но, как я также отмечаю в своей книге, сегодняшние американские «воины холодной войны» винят только Россию, особенно «Россию Путина», не оставляя места или побудительного стимула для хоть какого-то переосмысления политики США в отношении постсоветской России (сформировавшейся — С.Д.) после 1991 года «.

«И наконец, по-прежнему не существует эффективной организованной американской оппозиции новой холодной войне.» — добавил Коэн. «Это тоже главная тема моей книги и еще одна причина, по которой эта холодная война более опасна, чем та, что ей предшествовала. В 1970-х и 1980-х годах сторонники разрядки были хорошо организованны, их хорошо финансировали и они были хорошо представлены — от политических движений на низовом уровне и университетов до аналитических центров, мейнстримовских СМИ, конгресса, государственного департамента и даже Белого дома. Сегодня такой оппозиции нет нигде».

«Важнейшим фактором, конечно же, является Russiagate.» — продолжил Коэн. «Как свидетельствуют источники, которые я цитирую выше, большая часть экстремистской пропаганды холодной войны, свидетелями которой мы являемся сегодня, это бездумный ответ на обещание президента Трампа найти способы „сотрудничать с Россией“. Этим же порождены и все остающиеся недоказанными обвинения. Конечно, Демократическая партия не является оппозиционной стороной в том, что касается новой холодной войны».

«Разрядка в отношениях с Россией всегда была такой политической линией, которой яростно противодействовали, которая то и дело подвергалась разного рода кризисам, но которая была явно в интересах Соединенных Штатов и всего мира.» — написал Коэн в прошлом году еще в одном эссе. «Ни один американский президент не может добиться в этой линии результатов без существенной двухпартийной поддержки внутри страны, которой Трампу явно не хватает. Какого рода катастрофа, особенно в сфере национальной безопасности Америки, должна произойти — будь то на Украине, в Прибалтике, Сирии или где-нибудь в электросети России, — чтобы потрясти американских демократов и других тем, что небезосновательно называлось Синдромом Психического Расстройства Трампа? Между тем, „Бюллетень ученых-атомщиков“ недавно переустановил свои „Часы Судного дня“ на двух минутах до полуночи».

А сейчас Стивен Коэн мертв, и эти часы все ближе и ближе к полуночи. Психологическая операция Russiagate, которая, как он предсказывал, будет оказывать давление на Трампа в том направлении, чтобы он без противодействия якобы оппозиционной партии продвигался по пути опасной эскалации холодной войны, действительно произвела именно этот эффект, без единого писка критики со стороны какой-либо партийной фракции в политическом классе/ СМИ. Этот пугающий сценарий, который теперь угрожает жизни каждого организма на Земле, Коэн верно прогнозировал на протяжении многих лет — даже когда его собственная жизнь близилась к концу.

А теперь сложные действия по эскалации холодной войны, о которых он постоянно предупреждал нас, стали еще более сложными. К многочисленным фронтам, на которых сконцентрированная вокруг США империя пыталась балансировать на грани войны, добавили ядерный Китай. Это стало ясно из усиления антикитайской пропаганды с прошлого года, когда нас стали готовить к дальнейшему нарастанию агрессии.

Мы должны прислушаться к ввергающим в ужас предупреждениям, с которыми до последнего вздоха выступал Коэн. Мы должны требовать отказа от этой безумной империалистической агрессии, которая не приносит пользы никому. Мы должны призывать к разрядке отношений с Россией и Китаем. Мы должны начать формировать оппозицию этому, угрожающему всему миру, флирту с армагеддоном. Пока это еще не поздно. Каждая жизнь на этой планете вполне может зависеть от наших поступков.

Стивен Коэн мертв, а мы маршируем к смерти всего сущего. И да поможет нам всем Бог!

Автор: Кэйтлин Джонстоун Caitlin Johnstone независимая австралийская журналистка.

Публикуется с разрешения автора и издателя.

Перевод Сергея Духанова.

Международное положение

Названы имена высылаемых из Болгарии российских дипломатов

Страны ЕС отказались признавать Лукашенко легитимным президентом Белоруссии

Южная Корея обвинила КНДР в убийстве чиновника

В Британии считают, что тайная инаугурация Лукашенко еще больше подрывает его репутацию

Все материалы по теме (12111)

Источник: svpressa.ru