За право вето в ООН готовы бороться Германия и Япония

Фото: AP/TASS

Президент Владимир Путин заявил о необходимости сохранения права вето пяти ядерных держав — победительниц во Второй мировой войне — в Совете безопасности ООН, так как сегодня оно отражает реальный военно-политический баланс.

«А главное, это тот абсолютно необходимый и уникальный инструмент, который не допускает односторонних действий, чреватых прямым военным столкновением крупнейших государств, даёт возможность искать компромисс или как минимум избегать решений, категорически неприемлемых для других, действовать в рамках международного права, а не в зыбкой, серой зоне произвола и нелегитимности», — заявил российский лидер в ходе выступления на 75-й сессии Генеральной ассамблеи ООН.

Дипломатическая практика показывает, что этот инструмент работает в отличие от печального опыта довоенной Лиги Наций, добавил он.

В то же время Владимир Путин отметил, что происходящие в мире изменения оказывают свое влияние на главный орган ООН, «на дискуссию вокруг подходов к его реформированию"​​.

«Наша логика в том, чтобы Совбез полнее учитывал интересы всех стран, всё многообразие их позиций, опирался на принцип самого широкого согласия государств, но при этом, как и прежде, служил ключевым звеном системы глобального управления, чего нельзя обеспечить без сохранения права вето постоянных членов Совбеза», — сказал российский президент.

Он также подчеркнул, что в нынешних сложных условиях всем странам важно проявить политическую волю, мудрость и дальновидность и ведущая роль в этом принадлежит постоянным членам Совета Безопасности ООН — «державам, которые уже 75 лет несут особую ответственность за международный мир и безопасность, за сохранение основ международного права».

Надо сказать, что разговоры и реформировании ООН идут уже не первый год, а на право стать постоянным членом Совбеза претендует целый ряд государств. Так, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вновь призвал к реформированию в первую очередь Совбеза, чтобы система ООН снова стала эффективной. По его мнению, структура Совбеза, которая «бросает судьбу более 7 миллиардов человек на милость 5 стран не является справедливой и устойчивой», пишет EADaily со ссылкой на государственное информагентство Anadolu.

«Мы все видим, что не можем преодолеть сегодняшние испытания с помощью структур, сформированных в соответствии с потребностями прошлого века», — заявил глава Турецкой Республики.

За реформирование ООН, и в частности Совбеза, выступает и канцлер Германии Ангела Меркель. По ее словам, «слишком часто Совбез оказывается заблокирован», когда надо принимать важные решения.

Готовность стать постоянным членом Совбеза ООН выражает и Япония, также выступающая за реформирование главного органа организации. По словам японского министра иностранных дел Тосимицу Мотэги, ради укрепления ООН далее откладывать реформу Совбеза нельзя, так как созданная 75 лет назад система не может полноценно выполнять свои задачи.

«Я убежден, что страны-члены, обладающие возможностью и намерением взять на себя ответственность, должны присутствовать в расширенном СБ. Лишь тогда СБ будет восстановлен в качестве эффективного и репрезентативного органа», — сказал он.

Глава японского МИД призвал все страны — члены ООН начать письменные переговоры по поводу реформирования Совбеза.

Интересно, что на сегодняшний день есть государство, которое с решениями СБ ООН особо не считается — это США. Недавний пример с экстерриториальными санкциями в отношении Ирана весьма показателен. Так может ли что-то решить реформа ООН, если решения ее основного органа для кого-то не представляются обязательными и с мнением членов Совбеза кто-то не считает нужным считаться?

Совбез ООН в принципе никогда не являлся органом, решения которого рассматривались как обязательные и определяли развитие хода событий, считает политолог, эксперт ПРИСП Николай Пономарев.

— Чтобы понять это, достаточно обратиться к истории второй половины XX в. Вспомним, какую роль сыграл Совет в ходе конфликтов во Вьетнаме и Афганистане, арабо-израильских войн, противостояния Индии и Пакистана, Ирака и Ирана. Значение Совбеза всегда заключалось в другом. Он определял легитимность того или иного решения конкретных великих держав, определяя представление о его законности. Именно по этой причине Буш-младший в свое время столь активно добивался поддержки ООН накануне вторжения в Ирак. Власть не может опираться только на силу оружия и экономическое превосходство. У нее всегда должны иметься «мягкая» и «умная» составляющие. Иначе ее носитель неизбежно останется в окружении потенциальных врагов, которые воспользуются первой же возможностью, чтобы свести счеты с государством-«диктатором». А в рамках современной политической реальности это особенно важно. Иракская война наглядно показала истинность афоризма, приписываемого разным полководцам: «Нельзя быть сильным везде».

Существование Совбеза не служит гарантией соблюдения норм международного права великими державами. Однако этот орган способен подорвать легитимность действий того или иного государства как в глазах международного сообщества, так и его собственных граждан.

«СП»: — Почему, говоря о реформировании ООН, необходимость чего никто не отрицает, прежде всего, поднимают вопрос о Совбезе, а не, например, об Уставе?

— Для великих держав основным смыслом существования ООН является предварительное обсуждение и согласование затрагивающих их общие интересы решений, обеспечение легитимации последних. За счет этого именно деятельность Совбеза обретает для них ключевое значение. При этом главная роль, вполне ожидаемо, отводится поведению государств, представители которых наделены правом вето. И потому любой разговор о реформе ООН неизбежно сводится к дискуссии о расширении Совета Безопасности.

«СП»: — Насколько обоснованы претензии Германии, Японии, Турции на место постоянных членов Совбеза?

— Экономически Германия и Япония являются великими державами, у них имеются как глобальные интересы, так и возможности для их продвижения и защиты. Кроме того, посредством формата «большой семерки» они сумели существенным образом нарастить свой потенциал в качестве глобальных политических игроков. Нельзя забывать и о том, что Германия является неформальным лидером евроинтеграции (недаром ЕС в шутку именуют «пятым рейхом»). За счет этого Берлин и Токио по праву могут претендовать на участие в обсуждении и принятии всех ключевых решений коллегиального формата прочими великими державами. Обретение статуса постоянных членов Совбеза для них равнозначно устранению несоответствия между реальным положением вещей и юридическими формальности. У соответствующего решения имелся бы и важный символический подтекст в виде избавления от статуса «опасных изгоев», закрепленного за Германией и Японией по итогам Второй мировой войны.

Претензии Эрдогана обуславливаются его внешнеполитическими амбициями. Президент Турции пытается обеспечить своей стране роль государства-лидера на территориях, некогда входивших в состав Османской империи. С одной стороны, в случае успеха его замыслов Анкара реально обретет влияние, соответствующее статусу постоянного члена Совбеза. С другой стороны, претензии на роль наследника османских падишахов обязывают его публично демонстрировать готовность выражать «коллективные интересы государств региона» (в понимании турецких националистов). Также следует помнить, что в последние годы Эрдоган сумел заметно укрепить положение Турции на международной арене. Он обрел новые инструменты, позволяющие воздействовать на политику великих держав: статус модератора вооруженных конфликтов в Сирии и Ливии, контроль над потоками беженцев с Ближнего Востока в Европу и возможность использовать позицию Анкары относительно строительства газопровода «Турецкий поток» в качестве рычага давления как на Россию, так и на государства Запада.

«СП»: — Насколько может быть расширен СБ и кто в него в этом случае может войти?

— Гипотетически в состав Совбеза на постоянной основе можно включить государства с наиболее развитыми экономиками, обладающие глобальными интересами и способностью их продвигать и защищать.

С одной стороны, в Совет должны входить страны, столкновение чьих интересов на международной арене способно породить серьезные риски на глобальном и межрегиональном уровнях. С другой стороны, в СБ должны присутствовать государства, обладающие достаточным экономическим и/или военным потенциалом, чтобы участвовать в урегулировании таких конфликтов и ликвидации общих угроз. Среди них можно упомянуть Германию, Индию, Бразилию и Японию.

Профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин обращает внимание, что нынешняя система безопасности сложилась после Второй мировой войны и ее фундаментом является ООН. Ее правила, изложенные в Уставе, смотрели на перспективу до конца нынешнего столетия и может чуть дальше, отметил он.

— В целом эта система предотвращала возникновения конфликтов и катастроф, о которых знало человечество. Самая страшная катастрофа — это Вторая мировая война. Поэтому именно паритет был положен в основу нового миропорядка на основе Устава ООН.

Среди равноправных государств пять (не случайных — это победители во Второй мировой войне, обладатели ядерного оружия) взяли на себя повышенную ответственность. На мой взгляд, участие в Совбезе в качестве постоянных членов с правом вето надо рассматривать не как привилегию, а именно как повышенную ответственность за поддержание мира, безопасности и стабильности во всем мире.

Многие эксперты согласны, что ООН уже 75 лет и многие задачи, которые были заложены в Уставе, в целом выполнены — локальные конфликты возникали, возникают и, видимо, будут возникать, но глобально мир устоял, предотвращена возможная катастрофа. Но сегодня, на мой взгляд, меняется повестка, вызовы — масса фактов, о которых говорят: это и новые коммуникации, и технологии, и прочее, — требуют усовершенствованного подхода. Формируются угрозы более высокого порядка и как на них реагировать пока не понятно. Многие политологи отмечают, что ключевыми становятся национальные интересы, а не как в Уставе ООН — коллективная безопасность, общечеловеческие ценности. А национальные интересы сталкиваются и это влияет на мир и безопасность. С этой точки зрения, требуется реформа ООН, но именно с тем, чтобы не поставить кого-то в привилегированное положение, а найти возможность урегулирования современных вызовов.

«СП»: — Насколько обосновано желание ряда государств войти в Совбез в качестве постоянных членов?

— Сейчас не самая важная проблема — количество членов СБ или кто. НА мой взгляд, нужен системный подход и усовершенствование существующей системы.

С другой стороны, Германии рановато. Память свежа, на Германии лежит определенная вина, это учитывалось. Естественно, Германия — полноправный член, суверенное государство, которое имеет все возможности вместе со всеми решать насущные вопросы в рамках имеющихся полномочий.

Прибавление (количества постоянных членов — ред.) в Совбезе никак не решит то, о чем сказано выше.

«СП»: — Из прозвучавших на Генассамблеи заявлений не следует ли, что это желание расширить постоянный состав СБ, ввести туда определенные страны является попыткой создать перевес не в пользу России и Китая?

— Блоковое мышление в определенных обстоятельствах перевешивает. Очевидно, что Россия, Китай вряд ли будут соглашаться на такую конфигурацию. Пока это только дискуссия, имеющая тактические цели, нежели попытку критически посмотреть на Устав ООН.

Международное положение

Посол России в Берлине дал ответ властям Германии на вопросы о Навальном

Путин предложил поискать «латвийский след» в отравлении Навального

Путин назвал продление Договора СНВ-3 первоочередным вопросом

Путин назвал ударом по мироустройству попытки произвольно трактовать историю Второй мировой войны

Все материалы по теме (12106)

Источник: svpressa.ru